Из истории Томской дружины начала XX века

 lvovv


 

Скаутское движение, возникшее в 1907 году в Англии и насчитывающее в настоящее время около 14 миллионов членов во всех странах мира, зародилось в России по почину капитана лейб-гвардии Стрелкового полка Олега Ивановича Пантюхова в апреле 1909 года.

Основанное на любви к Богу, служении Родине и ближнему, самодеятельности и уважении к природе, юношеское движение быстро развилось в России, увлекая все больше педагогов и детей во всех губерниях империи. В 1917 году оно уже насчитывало около 50.000 детей и руководителей в более чем пятидесяти городах страны.

Гражданская война, разделившая Россию на два вражеских лагеря, не прекратила скаутской работы, которая продолжала развиваться как при белой, так и при красной власти. В Советской России скауты во многих городах проявляли большую активность, хотя им становилось тяжелее с каждым годом, вплоть до 1923-го, когда, после основания пионерской организации (в 1922 году), скаутизм был официально запрещен властями. Но кое-где работа продолжалась нелегально.

23 апреля (6 мая по новому стилю) 1926 г., в день скаутского праздника – поминовения святого великомученика Георгия Победоносца, среди собравшихся скаутов была проведена волна арестов: около тысячи из них оказались за решеткой и многие затем погибли на Соловках. До самых последних лет скаутизм исчез в России.

В очень неполном списке адресов отрядов русских скаутов, опубликованном в Петрограде в 1917 году, значатся 59 адресов скаутских отрядов. Среди них шесть отрядов к Сибири и Дальнему Востоку: два в Томске, по одному в Иркутске и Чите и два во Владивостоке. Существовал также русский скаутский отряд в Харбине.

По имеющимся отрывочным сведениям, в 1918-1919 годах скаутская работа велась в 21 городе, расположенных между Уральским хребтом и Тихим океаном.

В Томске работала крупнейшая скаутская организация в Сибири, насчитывавшая до 500 человек. Она руководилась скаут-мастером Екатериной Шошиной, приехавшей из Петрограда и поступившей на медицинский факультет Томского университета. Томская дружина состояла из двух отрядов скаутов, двух отрядов герл-скаутов и нескольких стай волчат и птенчиков (мальчиков и девочек 7–11-летнего возраста).

Одним из томских скаутов был тринадцатилетний Василий Львов, сын члена Государственной думы, впоследствии принявший постриг, – недавно скончавшийся в Мюнхене архиепископ Венский и Австрийский (Русской зарубежной церкви) Нафанаил. Он вспоминал, как в 1919 году он ходил каждое воскресенье после обеда на сборы Томской дружины.

Там он сдал испытания на 3-й разряд и дал торжественное обещание “Я, Василий Львов, скаут второго отряда Томской дружины, даю торжественное обещание и скрепляю его честным словом в том, что буду исполнять свой долг перед Богом и Родиной, ежедневно оказывать добрые услуги людям, знать законы разведчиков и повиноваться им”. Вскоре патруль “Черный ворон”, в котором будущий владыка состоял помощником патрульного, уехал в летний лагерь дружины, расположенный недалеко от Томска и собравший около 400 детей и руководителей.

“Лагерь расположился в глухом лесу вдоль речки Ушайка, притока Томи. Протянулся более чем на две версты. В те времена в скаутских дружинах очень процветала звеновая жизнь. Общий лагерь состоял из маленьких звеновых лагерьков. Палаток у нас было очень мало. Каждый патруль (звено) строил себе один или несколько шалашей из гигантских еловых “лап”. Кухня у каждого звена была самостоятельная. Продукты каждый приносил с собой. Лишь изредка из центральной кухни патруль получал дополнительные продукты, главным образом муку и сахар. Мяса было мало, и мы дополняли его “дичью”, подстреливая диких голубей, ворон и бурундуков.

Лес около Томска кишел красными партизанами из банды Щетинкина. Очень часто по ночам слышались отдельные пулеметные и ружейные выстрелы. Но наш лагерь партизаны не беспокоили, а белые отряды, вероятно, имели инструкции присматривать за нами и охранять нас. Мы всю надежду возлагали на наших “стражников”, “взрослых” 16–17 летних скаутов, которым были выданы винтовки для охраны лагеря. Их было человек двадцать, они важно по двое обходили лагерь раз днем и раз ночью, а мы с восхищением и завистью смотрели на них.

Лагерь прошел спокойно, но закончился для нашего патруля чуть не трагически. Мы решили возвращаться в Томск – за 20 километров – не со своей дружиной, положив все мешки на телеги, а отдельно, походным порядком, патрулем, каждый нес с собой свое имущество. Когда мы вышли на опушку большой поляны, мы увидели несколько белых солдат, бегущих через эту поляну, а с противоположной стороны затрещали пулеметы и ружейные выстрелы. Следующая пулеметная очередь была направлена уже на нас, и вокруг нас засвистели пули, срезая ветви и листья.

Как зайцы, мы бросились обратно в лес и бежали больше часа. Лесными тропинками я с помощью ручного компаса провел свой патруль дальше. Очень скоро мы вышли на другую небольшую поляну, посреди которой стояла хижина, которой мы очень обрадовались. Мы вошли в хижину, разложили свои одеяла и разместились на полу на ночлег. При свете свечки мы увидели у стены большой деревянный крест. Это нас очень подбодрило, потому что мы поняли, что попали в хижину отшельника, а не в разбойничье логово.

Позднее, уже в Томске, мы выяснили, что провели ночь в лесной хижине старца Феодора Кузьмича, под именем которого скрывался император Александр Благословенный”.

В 1934 году, находясь в эмиграции, иеромонах Нафанаил опубликовал рассказ о конце скаутского движения в Томске:

“Большой двор архиерейского дома, представляющий площадку перед домовой церковью, был переполнен толпой мальчиков и девочек в защитных скаутских рубашках. Белые, голубые, коричневые, черные галстуки пестрели повсюду. Изредка мелькали зеленые галстуки скаутмастеров или малиновые – из помощников. Оживление царило большое. Томская дружина скаутов только что вернулась из двухнедельного лагеря, и скауты делились друг с другом свежими разнообразными воспоминаниями прекрасной жизни в глубоко тайге, среди пышной суровой природы.

Сегодня у скаутов праздник: архиепископ Анатолий, большой друг молодежи, предоставивший под штаб-квартиру обширное помещение в своих архиерейских покоях, служит молебен. Потом будет парад на Соборной площади, который будет принимать начальник Западно-Сибирского округа скаутмастер К.Перцов. В тот же день знамя дружины будет передано новому знаменосцу, помощнику скаут-мастера Павлову.

Торжественно прошел молебен. Владыку Анатолия горячо любили все скауты. Часто он заходил в ту часть архиерейских покоев, где в двух комнатах размещался скаутский штаб. Всегда ласковый, доступный, но в то же время величавый, владыка часто беседовал с детьми, роняя святые семена в чуткие детские души.

После молебна вся дружина строем двинулась на площадь нового собора. Начальница Томской дружины скаут-мастер Е.Шошина рапортовала начальнику округа о состоянии дружины. “Дружина, смирно! – раздалась звучная команда… – Знаменщик, за мной шагом марш! Помощник скаут-мастера Павлов, ко мне шагом марш!”. “Ты знаешь, дорогой брат, какая великая святыня передается сегодня на твое попечение, – начал свою речь скм. Перцов. – … около нее собрались в одну тесную семью те пятьсот мальчиков и девочек, которые составляют Томскую дружину русских скаутов. Ты знаешь, что твой предшественник-знаменосец, передавая теперь святое знамя тебе, уходит от нас, чтобы вместе с нами, старшими братьями, на боевых позициях сражаться с силами зла, полонившим нашу родину. Ты – помощник скаут-матстера, ты дважды давал торжественное обещание. Ты с честью будешь нести высокое звание знаменосца и никогда, ни при каких обстоятельствах, не отдашь знамя на поругание врагу. Будь готов!”.

Преклонив колена и с благословением поцеловав икону Св.Георгия на знамени, принял драгоценную святыню дружины Юра Павлов. И приклоняя в этот день знамя перед новыми скаутами, дававшими торжественное обещание, Юра молился, чтобы Господь помог ему исполнить этот долг.

Прошло три месяца. Приблизились страшные дни декабря 1919 года. Темная туча нависла над Томском. Белые армии оставили Сибирь. В Томске царила “кровавое чудовище” – палачиха Роза Браунде. Томской дружины скаутов как таковой не существовало. Большая часть скаутов вместе со своими родителями бежали вслед за войсками. А те, которые еще оставались в городе, сидели ниже травы, тише воды, только вечерами собираясь на квартирах друг у друга и делясь теми страшными новостями, которыми был переполнен город. По ночам слышались треск пулемета, залпы расстрелов. Темные, иногда прямо фантастические слухи, ползли по городу.

Юра Павлов переселился к своему начальнику и другу Мише Гану. Еще в начале ноября, после занятия красными Томска, в дупле высокой сосны, на берегу Ушайки, Миша и Юра скрыли знамя Томской дружины. Никто, кроме них, этого места не знал. Даже скаутам они ничего не сказали, так как с самого первого появления в городе коммунистов стало ясно, что и в тесной семье Томской дружины оказались предатели. Вероятно, их доносу были обязаны Миша и Юра тем, что в середине декабря, морозным темным утром, к ним прибыл наряд красноармейцев и повел их в Алексеевское реальное училище, где помещалась ЧК.

Город молчал в ранний утренний час. В темном помещении одного из классов сидело трое человек и между ними сама знаменитая Роза Брауде, одно имя которой наводило страх на Сибирь. Обоих мальчиков-скаутов допрашивали долго: от них потребовали, чтобы они назвали всех известных им скаутов и чтобы выдали советским властям знамя дружины, которое находилось у них. Юра и Миша решительно отказывались исполнить и то и другое. Скауты мужественно вынесли страшные нравственные пытки допроса чудовищной женщины, но не сдались, не поколебались. Горячая вера и теплая молитва поддерживали их.

И когда темной ночью после допроса, в вонючей, холодной камере силы оставляли их, тогда вдалеке, где-то далеко, далеко от сырых стен подвала, виднелся им образ Святого Георгия, благословляющего их. Без единого стона, без страха, без слабости принял через месяц девятнадцатилетний скаут-мастер Ган смерть под пулями чекистов, а шестнадцатилетний Юра Павлов тихо угасал на Черемховских рудниках. Но никогда, никому не выдал он тайну соснового дупла в темной тайге над Ушайкой, ибо Юра помнил приказ скаут-мастера Перцова и знал, что Святой Георгий благословляет его, молодого скаута, на скаутский подвиг.

Из книги «Русские скауты. 1909-1969.», Сан-Франциско, 1970 г.

*************************************************************************

НАША СПРАВКА

Екатерина ШОШИНА

Родилась 16 октября 1901 года.

Родители — потомственный дворянин Валерий Михайлович Шошин, законная жена его Варвара Николаевна. Оба православные.

Крёстные — действительный Статский Советник Камергер двора Его Величества Николай Валерьевич Чариков и жена потомственного дворянина Надежда Васильевна Батюшкова.

“Ученица 8 дополнительного общеобразовательного класса Томской Мариинской женской гимназии … дворянского звания, православного вероисповедания”. Поступила в 1918 году и проучилась в ней по май 1919 года. Жила в городе Томске по адресу: ул. Петропавловская 20-7.

20 июня 1919 года поступила на 1-й курс Медицинского факультета Томского университета.

По материалам государственного Архива Томской области

Василий ЛЬВОВ (Архиепископ Венский и Австрийский НАФАНАИЛ)

После окончания семинарии Василий Львов, после пострига НАФАНАИЛ, оказался в Китае, в г.Харбин, где входил в состав руководства Манчжурского отдела НОРС. Там с ним и познакомился скм. Игорь МАТКОВСКИЙ, в последствии переехавший в Россию и проживавший в Томске до 1996 года. Игорь Алексеевич передал в Томский скаутский Центр очень много скаутской литературы. Но более значимым для нас был его опыт, которым он с радостью делился. Он соощил, что иеромонах НАФАНАИЛ в последствии был рукоположен в Епископы и руководил Австрийской епархией Русской православной Церкви. Он также был руководителем Молодежного православного общества РПЦ.

В библиотеке Центра имеется пять томов его сочинений «Беседы о вере», в которых, помимо богословских вопросов он так же упоминает о своей работе в скаутской организации.

Юрий ПАВЛОВ, Михаил ГАН

Томский областной скаутский Центр ведет поиски документов, связанных с именами этих людей. До настоящего времени таких документов не найдено. Мы обращаемся ко всем, кто владеет какой-либо информацией о судьбе этих руководителей: мы будем благодарны вам за передачу ее нашему Центру.

 

 

 

 

mexico colchicine.

   

просмотры (303)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *